История

Выбрать свободу МИГом

Начало 1950-х годов в Польской Народной Республике. Самое тяжелое время сталинского периода. Молодые польские пилоты учились у русских летать на бочкообразных истребителях МиГ-15. Но были и такие, кто смог сбежать на Запад на своих самолетах. Каждый раз это было большим потрясением для них самих, для их сослуживцев и начальства, для их семей - и, конечно же, для власти.

Об успешных побегах можно было услышать по радио «Свободная Европа» от тех, кому это удалось. Их товарищи рассказывали об этом неохотно. В конце концов, если кто и говорил с ними об этом, так это сотрудники Военной разведки, которые их допрашивали.

Полет во время снежной бури

Было 5 марта 1953 года. Никто еще не знал, что поздним вечером этого дня умрет Иосиф Сталин, генеральный секретарь Коммунистической партии Советского Союза и премьер, a на самом деле правитель– СССР. Жизнь протекала нормально, также и в Польше. – Мы взлетели в паре – рассказывает полковник Ян Йонкала, в то время еще подпоручик. – Мы выбрали курс на Пущу Кампиновску, а потом в направлении Кутна. Он был целью, а я его должен был атаковать. К сожалению, шар облаков снизился. Я вошел в облака, когда он поворачивал. Я потерял его из виду. В районе Ловича я попал в ужасную метель. Я летел, не видя земли, и не имея опыта полетов в облаках. Ответный удар был запланирован над Лодзью; я снизился, понимая, что ниже 300 метров лететь не могу, потому что существует риск за что-то зацепиться, например, за дымоходную трубу…

Молодой пилот усилено старался найти самый близкий аэродром.

– Не смотря на снегопад, мне удалось их наконец-то увидеть – говорит он. – Я выполнил подход для приземления на полосе, с первого раза не удалось, и я должен был пойти на второй круг. В конце я решил приземляться. Выпустил шасси, аэродинамические тормоза, и мне удалось благополучно посадить самолет – смеется.

Этим временем почти сразу произошло событие, которое потрясло все польские военно-воздушные.

– В этот самый день мой сослуживец из Слупска, подпоручик Францишек Янецки, вылетел из Слупска вместе с сопровождающим Юзефом Цапутой. Находясь над Колобжегом, он изменил курс и полетел на Борнхольм – вспоминает полковник Йонкала.

Побег на Борнхольм имел незамедлительные последствия для Яна Йонкалы. –Считалось, что я был в сговоре с Ярецким, но мне помешала метель, - рассказывает он. - Меня отстранили от полетов и поместили под стражу. Я каждый день писал свою биографию. К сожалению, капитан Робак, начальник отдела кадров 5-й истребительной авиационной дивизии, узнал, что у меня есть родственники за границей. Это мне выбило почву из-под ног…

Побег на Борнхольм

Поступок Ярецкого вызвал шок у его сослуживцев. – Он был отличником учебы, о нем писали в стенгазетах. Многие думали, что он является фаворитом, ему многие завидовали – рассказывает. – А он, в это время, решился улететь на Борнхольм …

Весь побег длился более десяти минут. Он сам рассказывал, между прочим по радио Свободная Европа, что во время полета была сильная облачность. Он этим воспользовался и отключился от сопровождающего. Он сбросил загруженные на свой самолет топливные баки и снизился на небольшую высоту.

– Уйти было относительно легко. Он летел на высоте сто метров со скоростью 800-900 километров в час. Радары были еще несовершенны, поэтому его никто не обнаружил, — указывает полковник Йонкала.

Изначально предполагалось, что Ярецки разбился. Однако были обнаружены сброшенные топливные баки. За ним были отправлены восемь советских МИГов, патрулировавших Балтийское море. Но было слишком поздно.

– Ярецки рассказывал, что русские его ганяли, что не могло быть правдой – никто его не перехватил над Польшей, а над Борнхольмом тем более – утверждает Ян Йонкала.
Миги-15 взлетающие с польского аэродрома в 1950-е годы. На таком самолете бежал из Польской Народной Республики в Данию подпоручик Францишек Ярецки в марте 1953 года. Fot. aviation-images.com / Mary Evan / Mary Evans Picture Librar / Forum
Пилот думал, что на Борнхольме есть военный аэродром, но в самом большом городе острова, Рённе, был только небольшой гражданский аэропорт, и в добавок, обнесенный проволочным забором. - Я быстро поднял самолет, добавил несколько оборотов и перелетел через забор. Я сделал это так, что отдалял ручку управления и тянул ее на себя, чтобы снизиться, и лишь бы приземлиться на самом краю аэропорта, потому что он был ужасно мал, - рассказывал он позже в эфире Радио Свободная Европа.

Он рассказывал, что у него не было карты, поэтому он разработал курс на Борнхольм на основе пропагандистского рисунка в «Штандарте Молодых». После приземления ему пришлось — не зная языка — объяснить датчанам, кто он такой. Слова «коммунизм капут» и «убежище» помогли.

Для НАТО возможность досконально изучить МиГ 15 была очень важна. Уже 6 марта на Борнхольм прибыли американские и британские эксперты. Машину отправили на датскую авиабазу Верлёсе, где ее полностью разобрали, а затем собрали. Наконец, 19 марта самолет вернули в Польшу, отправив его кораблем под наблюдением польского офицера.

Ярецки попросил политического убежища у Великобритании. Он поехал в Мюнхен, где выступил на польской радиостанции Радио Свободная Европа – у него взял длительное интервью Ян Новак-Езераньски. В Лондоне от генерала Владислава Андерса он получил Крест за Заслуги с Мечами (военную версию Креста за Заслуги). Потом он выехал в Соединенные Штаты, где президент Дуайт Эйзенхауэр предоставил ему американское гражданство (чтобы это произошло быстрее, сбежавшего летчика усыновил один из конгрессменов польского происхождения) и назначил ему награду в 50 тысяч долларов (на сегодняшний день это пол миллиона долларов США). В Польской Народной Республике Францишек Ярецкий был заочно приговорен к смертной казни; в Польшу приехал только в 2005 г. Умер 24 октября 2010 г. Бегство имело катастрофические последствия для его семьи - его мать была допрошена с «пристрастием» и жестоко избита; она отсидела два года в тюрьме.

Решение генерала Туркеля

Лейтенант Капута, летевший в паре с беглецом, был арестован и допрошен, как и Юзеф Йонкала. В конце концов, он вернулся в армию, даже дослужился до звания полковника — умер в 2019 году. А что стало с тогдашним подпоручиком Йонкалой?

– После трех недель содержания под стражей меня вызвал к себе генерал-лейтенант Иван Туркель (украинец, генерал-полковник авиации Советской Армии, откомандированный в Войско Польское на должность командующего ВВС – прим. ред.). Его офис находился на ул. Жвирки и Вигуры в Варшаве. - Меня представил начальник отдела кадров. Туркель приказал ему уйти - и спросил, не хочу ли я тоже поехать на Борнхольм. Я ответил, что нет. «Я тебе верю», — ответил он по-русски. И мне удалось вернуться в часть, — рассказывает полковник Йонкала.

Он рассказывает о том, как обстояли дела в польской авиации в 1950-е годы — и позже. - Сначала нас тренировали фронтовые летчики, русские, которые летали на самолетах Як-3 и Як-9, - говорит он. - Это были простые ребята, без образования, но они умели летать. Одного из русских, старшего полковника, называли «Китайцем», потому что он летал во время Корейской войны в качестве «китайского добровольца», говорит он. - Первый самолет, на котором мы научились летать, это был УТ-2. Потом появился Як-9 и, наконец, реактивный МиГ-15...

Во второй половине 1950-х годов произошли большие изменения. Русские летчики вернулись в СССР, а в нашу авиацию пришли "англичане", т.е. можно сказать, вернулись польские летчики, участвовавшие в битве за Британию.

Как Солидарность позаимствовала у коммунистов праздник международной солидарности трудящихся

1 мая всегда скандировали: «Пойдемте с нами, сегодня не бьют».

узнать больше
– Стефан Витоженьць, который до войны был инструктором пилотажа, а в битве за Англию он даже был командиром 2 польской эскадрильи истребителей. «Этот культурный и интеллигентный человек пользовался среди нас авторитетом», — говорит Ян Йонкала. - Тадзьо Гура, занимавшийся планеризмом до войны, также летал в Англии. Он вернулся в армию в 1957 году, как и Витоженьць…

Но и известный польский ас Станислав Скальский. - В 1970 году я вступил в Аэроклуб и стал подчиненным Скальского, - рассказывает полковник. Йонкала - Это действительно было событие.

Стоит при возможности отметить, что в 1956 году генерал Иван Туркель вернулся в СССР, где впоследствии стал заместителем командующего ВВС. Его сменил генерал Ян Фрей-Белецки. Как это ни парадоксально, он был довоенным польским коммунистом, а после войны работал, между прочим, в органах службы безопасности - но именно он возвращал на службу польских офицеров, приехавших из Великобритании. А потом, якобы под давлением Советов, был уволен со своего поста.

Драматические последствия побегов

Во время службы Ян Йонкала слышал о многих побегах польских летчиков на Запад. - Двое друзей были приговорены к двенадцати годам тюрьмы, когда Язвинский сбежал... - говорит он.

Подпоручик Здзислав Язвинский полетел на Борнхольм, подобно, как раньше Ярецкий. Однако он не нашел аэропорт и в конце концов попытался приземлиться в поле недалеко от Рённе. Самолет разбился, но Язвиньски выжил. Как и его предшественник, он был отправлен в США и получил от генерала Андерса Крест за Заслуги с Мечами.

Его командир, лейтенант Здислав Скшидловский узнал об этом вечером. Вскоре он был арестован вместе с поручиком Казимежем Лавничаком и подпоручиком Францишеком Сосновским. Именно эти двое были приговорены к длительным срокам тюремного заключения, в то время как Скшидловского приговорили к четырем годам лишения свободы. Родители Язвиньского были приговорены к двум годам трудовых лагерей, в том числе за оказание сыну «активной помощи и моральной поддержки».

– А в 1963 году Рышард Обач сбежал в Берлин. Он летел на самолете Bies и приземлился в аэропорту Темпельхоф, - рассказывает Ян Йонкала. - А ему было с чем бежать, ведь он фактически имел дело с системой ПВО в Варшаве.

TS-8 Bies — учебно-тренировочный самолет. В то время как реактивный МиГ-15 мог развивать скорость свыше тысячи километров в час, этот винтовой самолет имел всего 310 км/час. Майор Обач должен был приземлиться на дороге возле Голенева под Щецином, но, пролетев 50 метров над землей, направился в Западный Берлин. Сначала он не мог приземлиться, потому что взлетно-посадочные полосы были заняты, а на траве паслись овцы. В конце концов, однако, ему удалось сесть на землю, и его встретили американцы — комендант аэропорта и агент ЦРУ.
27 сентября 1956 года на поле рядом с реконструированной взлетно-посадочной полосой аэропорта Ренне на острове Борнхольм приземлился «на живот» МиГ-15бис (с убранным шасси) с очередным военным беглецом из ПНР, подпоручиком Зигмунтом Гостиняком из 26 полка истребительной авиации в Зегжу Поморским. Пилот попросил политического убежища. Fot. Keystone Pictures USA/ZUMAPRESS Keystone Press / Alamy / Alamy / Forum
Майор спрятал на борту свою жену и двух сыновей, 5 и 9 лет. Так же, как и другие беглецы он оказался в Америке.

В период 1944–1989 гг. 52 офицера, 5 хорунжих и 4 курсанта летной школы Войска Польского в Демблине бежали в страны Запада. Не все побеги были успешными. В 1951 г. за попытку угона самолета был расстрелян унтер-офицер летной школы в Демблине, а в августе следующего года летный инструктор этой же школы подпоручик Эдвард Пытко. Взлетев на винтовом истребителе Як-9 с аэродрома в Избицке, Пытко взял курс на Австрию. Однако из-за нехватки топлива ему пришлось приземлиться в Винер-Нойштадте, который был российской оккупационной зоной. Если бы он пролетел еще две минуты, то достиг бы американской зоны. Его отправили в Польшу, где военно-воздушный суд приговорил его к смертной казни.

Сбегали военные пилоты, подобные попытки совершали также и гражданские. Ситуация в ПНР менялась, но количество желающих «выбрать свободу»- так это в то время называлось – не становилось меньше. Хотя никогда это не было легко.

– Петр Косцински
– Перевод: Лариса Верминская

TVP ЕЖЕНЕДЕЛЬНИК. Редакторы и авторы

Главное фото: Учебно-тренировочный самолет TS-8 Bies, принадлежащий фонду «Памятники польского неба», во время Мазурского авиашоу 2016 в Гижицко. Майор Рышард Обач и его семья бежали из Польши на такой машине в 1963 году. Fot. PAP/Tomasz Waszczuk
узнать больше
История wydanie 5.08.2022 – 12.08.2022
Речь Посполитая как кусок сыра для дележа
“Съедим евхаристический хлебушек, то есть Польшу”, - писал король Пруссии Фридрих II. Манифест секретной конвенции разделителей начинался словами: “Во имя Святой Троицы!”
История wydanie 29.07.2022 – 5.08.2022
Лицей Кременецкий
Только обучение: 12 000 видов растений в саду, учебники из Лондона, физические приборы из Парижа - все оплачено зерном Волыни.
История wydanie 29.07.2022 – 5.08.2022
Варшавский университет – немецкая цитадель
Диспропорция вооружения была на столько огромной, что силы VIII Группировки уже в момент начала восстания были обречены на поражение.
История wydanie 22.07.2022 – 29.07.2022
Как сохранить документы Варшавского восстания?
Состояние оцифровки в польских архивах остается на уровне одного процента.
История wydanie 15.07.2022 – 22.07.2022
Kак обойти царские запреты? Полосатая форма и регаты
Первый сбор на реке Висла в две шеренги после январского восстания - в рядах гребцов.