Публицистика

Поляк, который хотел быть украинцем

Поляки не могли одобрить его выбор, ведь они видели в этом акт государственной измены. С украинскими националистами он также находился в конфликте.

Был одиночкой и в каком-то смысле чудаком, который - мечтая о независимой Украине начала ХХ века - потерпел неудачу. О ком речь? О Вацлаве Липинском, историке, социологе, политическом деятеле — польском дворянине с Волыни, который решил стать… украинцем.

Эта личность упоминается в двух книгах. Одной из них является монография «Мы, дворяне Украины» (2006 г.) Богдана Ганцарца, историка, журналиста, редактора выходящей раз в два месяца «Арканы» и краковского издания «Воскрестный Гость». Вторая книга — роман «Забвение» (2016 г., польский перевод — 2019 г.) украинской писательницы Тани Маларчук.

Хотя оба источника не новы, отметить их стоит. Текущие события в Украине заставляют по-новому отнестись к идеям Липинского.

Его жизнь пришлась на бурную и переломную эпоху. Он родился в 1882 г. Стал свидетелем распада старого мира: краха великих монархий, разделивших между собой территорию сегодняшнего Украинского государства.

Первая мировая война положила конец власти Габсбургов и Романовых. Многие народы, населявшие их империи, стремились к независимости и суверенитету. Полякам удалось добиться своей цели, и возрожденная республика стала для них реальностью. Между тем у украинцев дела обстояли гораздо хуже.

В течение короткого периода - в 1918-1920 гг. - они пытались создать своё государство. Сначала была создана Украинская Народная Республика (УНР). Ее поддержали центральные государства. Затем её место занял Гетманат, созданный под покровительством Германии по образцу монархического строя. Его возглавил бывший генерал-адъютант царя Николая II, потомок украинских гетманов Павел Скоропадский. Когда Центральные державы капитулировали в войне, URL вернулся, но столкнулся с новыми проблемами.

Украинцы пытались получить для себя государственность, заключив союз с Польшей (сделка Юзефа Пилсудского с Симоном Петлюрой, председателем Директории УЛП) против России - и белых, и красных. Однако в конечном итоге из этого ничего не вышло. Сильнее в этом вопросе оказались большевики, установившие в Киеве Украинскую Советскую Социалистическую Республику.

Вацлав Липинский был выпускником Ягеллонского университета. Уже будучи студентом, он участвовал в деятельности за независимость Украины. Позже, как консерватор и монархист, он поддерживал Гетманщину. И именно эта страна назначила его своим послом в Вене. После падения Гетманщины продолжил свою миссию за УЛР. Он ушел в отставку со своей должности в июне 1919 года. Но он остался в эмиграции и продолжал продвигать украинские идеи независимости. Остаток жизни провел в основном в Австрии, где и умер в 1931 году. Свои тексты писал на польском и украинском языках.
Вячеслав Липински в 1914 году в качестве офицера русской армии. Фото: Wikimedia
Выбор Липинским самоидентификации как украинца не мог быть одобрен поляками, которые расценили это как акт государственной измены. Ведь во время оккупации шла борьба за само существование польской самоидентификации и польского государства как такового. Жена Липинский также не разделяла его взглядов - их брак распался. Не убедил он и свою дочь быть украинкой. Так каковы же были мотивы Вацлава, изменившего своё имя на Вячеслав?

Таня Маларчук реконструирует (или цитирует) слова Липинского, сказанные в Кракове в 1903 году: «Я украинский поляк. Польский - мой язык, и моя вера - католическая. Я не отрекаюсь ни от языка, ни от своей веры и не собираюсь отрекаться от нее. И все же, когда будет создана украинская нация, я чувствую себя обязанным встать на ее сторону. Это не романтические мечты, как считают многие, а вопрос логики и политической целеустремленности."

Чем же руководствовался Липинский? Это была программа «территориальности», которую он сформулировал. Эта концепция предполагала, что идентичность человека определяется землей, с которой он связан, а не его этнической принадлежностью. Таким образом, Липинский был убежден, что польские дворянские семьи в Украине на самом деле были украинской знатью и что они делили общую территорию с украинским народом.

Такие взгляды вызывали враждебное отношение не только у поляков, но и у украинских националистов. Его главным противником был их предводитель Дмитрий Донцов. Липинский, как сторонник христианского универсализма, отвергал абсолютизацию этнических партикуляризмов.


С одной стороны, волынский мыслитель был лишен ностальгических настроений по феодальному прошлому, а с другой - критически относился к модернизационным преобразованиям. В результате государственные общества, управляемые космополитическими аристократическими классами, превратились в нации. Наступила эпоха массовой демократии.

Между тем Липинский был против этнического однообразия украинцев. Украинский национализм исключил таких, как он, то есть культурных поляков, укоренившихся в Украине, из украинского общества.

Интересна была полемика Липинского с Романом Дмовским. Главный теоретик польского национализма в «Мыслях современного поляка» (1903 г.) ставил перед украинцами следующие условия: «Если русинам суждено стать поляками, они должны быть полонизированы; а если же им суждено стать самодостаточной, способной к жизни и борьбе русинской нацией, им нужно указать на то, что добиваться того, что они хотят иметь, необходимо тяжелыми усилиями и закаляться в огне битвы».

Как мы читаем в книге Богдана Ганцара, подобные предложения вызывали у Липинского серьезную озабоченность. По его словам, если бы задача «закалки» украинцев была выполнена, то за нее должна была бы взяться украинская знать, т.е. поляки, по своему культурному происхождению. А это обрекло бы ее на антагонистические отношения с украинским народом, потому что вместо того, чтобы сопереживать ему, она демонстрировала бы ему чувство превосходства, вызванное национализмом (этническим происхождением).

Кремлевские игры с Ватиканом

Kритика писателя Юзефа Мацкевича в адрес святого Иоанна Павла II может стать неожиданностью.

узнать больше
В межвоенный период в Польше достижения Липинского были признаны философом Марианом Здзеховски «Убить священника. Церковь мешает революционерам»). В очерке «Консервативный элемент в украинской идее» 1937 г. он комментирует консервативно-монархические идеи волынского мыслителя. Который, в свою очередь, был сторонником модели иерархического общества, «классократии», которую в Украине узаконила бы гетманская традиция, уходящая своими корнями в казацкое восстание Богдана Хмельницкого. Липинский не видел в этом Мятеже кровавого бунта толпы. Он видел в событиях XVII века попытку создания собственного государства украинским дворянством.

Здзеховский резюмировал послание Липинского так: «В каком направлении должна вести дорога в эту «классократическую», гетманскую Украину? До сих пор мы не слышали ни об одном государстве, возникшем благодаря восстанию низших классов; они могут развалить государство, но им не создать государство; его может создать только активное меньшинство, в котором теплится рыцарский дух их предков, то есть дворянство и те, кто за свои заслуги становится дворянством."

Однако после Первой мировой войны оказалось, что в Украине этого невозможно достичь. В 1926 году в «Письмах к фермерам» Липинский, ставя жёсткий диагноз тогдашней ситуации, дал волю своей горечи. Он заявил, что его родину «поделили между собой два царства одного и того же дьявола». Он описал свою точку зрения, в которой «на Западе восторжествовала победоносная демократия, а с нею пришло царство золота и хамства», а «на Востоке господствовала кочевая сила, варварская и разрушительная орда».

Консерватизм и монархизм Липинского сегодня могут показаться анахронизмом. И все же фигура мыслителя очаровала Таню Маларчук, представительницу молодого поколения украинской литературы, погруженного в культуру постмодернизма. В то же время писательница прибегла в «Забвении» — книге года по версии BBC Ukraine 2016 — к приёму, достойному упоминания: исследуя биографию Липинского, она присмотрелась также и к себе, вплетая в произведение автобиографические нити. Иногда при чтении ее работы такое вплетение своих личных моментов может даже показаться нарцистичным и претенциозным.

Но «Забвение» — это прежде всего роман о Липинском. И в этом отношении это увлекательная книга. Предположительно, Липинский заинтриговал молодую писательницу тем, что он всю жизнь был аутсайдером, то есть тем, кого современная культура, лелеющая индивидуализм, любит.
Богдан Ганцарц «Мы, украинское дворянство ... Очерк жизни и деятельности Вацлава Липинского 1882-1914», издательство Arcana, Краков, 2006 г. Таня Маларчук «Забвение», перевод Марчина Гачковски, Издательство «Варствы» (Warstwy), Вроцлав 2019
Мыслитель боролся не только с политической оппозицией, но и с болезнями. В «Забвении» есть фрагмент, в котором в 1910 г. активист украинского движения за независимость Евгений Чикаленко во время похорон другого борца за независимость Украины Василия Доманицкого говорит: «Туберкулез и русское самодержавие — наши величайшие враги, которые поддерживают друг друга, как могут». Эти слова могли бы в какой-то степени относиться и к Липинскому.

В настоящее время история отчасти соглашается с волынским мыслителем. Если бы политика украинского государства основывалась на необандеровском этноцентризме, то откуда бы у русскоязычных украинцев, сегодня противостоящих российским захватчикам, взялась мотивация защищать свою Родину. Они были бы исключены из украинского общества националистами.

Но есть еще один важный аспект мысли Липинского, на который 85 лет назад обратил внимание Мариан Здзеховский. Украине нужен слой, «в котором светится рыцарский дух предков». И уж никак не из тех групп, которые сейчас делают выбор в пользу «царства золота и грубости».

- Филип Мемчес
–Перевод Кирилл Захаров

TVP ЕЖЕНЕДЕЛЬНИК. Редакторы и авторы


Богдан Ганцарц "Мы, украинское дворянство... Очерк жизни и деятельности Вацлава Липинского 1882-1914", Издательство Аркана (Arcana), Краков 2006

Таня Маларчук «Забвение», перевод Марчина Гачковски, Издательство «Варствы», Вроцлав 2019

Мариан Здзеховски «Призрак будущего», библиотека Фронди, Варшава, 1999 г.
Главное фото: Участники учредительного съезда Украинского союза крестьян-государственников в ссылке 4-8 июня 1922 г. Слева направо: сидят Иван Леонтович, гетман Павел Скоропадский, Вячеслав Лыпинский и Людвиг Сидлецкий; стоят: Михайло Тимофей, Николай Кочубей, Адам Монтрезор, Андрей Билопольский, Михайло Савур-Циприянович, Игорь Лосский, Владимир Залозецкий, Сергей Шемет, Александр Скоропис-Йолтуховский. Фото: Wikimedia
узнать больше
Публицистика Предыдущий выпуск
О сущности буржуазии
Российское государство является наследником монголов.
Публицистика wydanie 5.08.2022 – 12.08.2022
ООН: миссия невыполнима
Какое значение имел визит Генерального секретаря Антониу Гутерриша в Киев?
Публицистика wydanie 29.07.2022 – 5.08.2022
Никто не хочет быть «русской портянкой»
Был ли нацизм ответом на коммунизм? 
Публицистика wydanie 29.07.2022 – 5.08.2022
Зерновые культуры
Анджей Краузе в Eженедельнике TVP.
Публицистика wydanie 22.07.2022 – 29.07.2022
Бегство от информации
Хотим ли мы смотреть на фото искривленных вагонов и окровавленных тел или животных без шансов на выживание?