Цивилизация

Этичен ли альпинизм? А корона Гималаев напоминает «Голодные игры»?

Великие исследователи, выходившие в море много веков назад, рисковали больше, чем сегодняшние альпинисты, и мы считаем их действия морально оправданными. Но что, если кто-то рискует так сильно, что это почти похоже на самоубийство?

Хотя по профессии она была инженером-электронщиком, ее самой большой страстью были горы. Она была первой женщиной, поднявшейся на К2, и первой европейкой (и третьей женщиной), поднявшейся на Эверест. Она достигла высочайшей точки Земли 16 октября 1978 года. В тот же день в Ватикане конклав избрал папой Кароля Войтылу. Год спустя, когда Ванда Руткевич, а мы говорим о ней, встретилась с Иоанном Павлом II во время его первого паломничества в Польшу, Святой Отец сказал: «Милостивый Бог так захотел, чтобы нам обоим удалось и тот же день взойти так высоко».

Она прекрасно выглядела на страницах средств массовой информации, знала иностранные языки, была красноречива и чрезвычайно талантлива. И в то же время чрезвычайно амбициозна, что воплотилось в ее проекте «Караван мечты». Хотела достичь Короны Гималаев и Каракорума (все четырнадцать вершин по восемь тысяч метров) и Короны Земли (высочайшие вершины отдельных континентов). Она сказала: «Я никогда не сомневаюсь, что вернусь, что сделаю все, чтобы жить».

К сожалению, из этой поездки она не вернулась. Последний раз ее видели в ночь с 12 на 13 мая 1992 года. Она отдыхала (без туристического снаряжения) в небольшой заснеженной пещере под вершиной Канчендзонга, третьей по высоте горы в мире. В так называемой зоне смерти, т.е. на высоте более 7,9 тысяч метров, где мало кислорода и очень низкое давление, а также сильный ветер и жуткий мороз. Чем дольше альпинисты находятся в таких условиях, тем ниже их шансы на выживание.
Измученную Ванду Руткевич нашел в заснеженной пещере Карлос Карсолио, напарник по экспедиции. Моложе и намного быстрее её, он уже возвращался с вершины. Альпинистка не вернулась с ним на базу. Она не умерила свои амбиции относительно воплощения в жизнь «Каравана мечты». Пропали все её следы. Она навсегда осталась на склонах Канчендзонги.

С тех драматических событий прошло ровно 30 лет.

Зачем?

Ванда Руткевич была самой выдающейся альпинисткой 1980-х — десятилетия, которое называют золотым веком польского гималайского альпинизма. Это было время многих достижений наших альпинистов в высочайших горах, благодаря которым они приобрели мировую известность. К сожалению, за успехи пришлось заплатить многими трагедиями. Помимо Ванды Руткевич, в горах навсегда остались, среди прочих: Ежи Кукучка, Евгений Хробак, Зигмунт Анджей Генрих, Анджей Чок, Войцех Вруж, Тадеуш Пиотровски и многие другие выдающиеся альпинисты.

После золотого века поляки не переставали исследовать самые высокие горы. Они по-прежнему достигали больших успехов. Однако в последние три десятилетия не обошлось и без трагедий. И каждая из них подогревала дискуссии о пользе такой крайне опасной профессии. "Зачем?" - часто задаваемый вопрос среди участников соревнований по альпинизму.

Один из них проф. Яцек Холувка, философ и специалист по этике из Варшавского университета. - Я не вижу никакой привлекательности в скалолазании. Мне кажется, это пустое занятие. Я бы сравнил его с хождением по кладке через полноводную реку, - говорит он в интервью Тыгоднику TVP.

В контексте альпинизма профессор ссылается на тему из приключенческих фильмов: веревочный мост, подвешенный над пропастью. - Если кто-то переходит по такому мосту на другую сторону, потому что убегает от бандитов, то с этической точки зрения все нормально. Если он тренируется убегать от бандитов, потому что ожидает, что когда-нибудь его заставят это сделать, это почти нормально. Но если он делает это только для того, чтобы не скучать после обеда, то это очень тривиально. Это примерно такое же развлечение, как подбросить бутылку вверх и положить голову так, чтобы бутылка упала на нее: удовольствие бесполезное, поведение не очень разумное, запретить такое трудно, — говорит проф. Холувка.
Памятник польским альпинистам Рафалу Холде, Чеславу Яреку и Ежи Кукучке, погибшим на Лхоцзе. Рядом с Чухунгом, на заднем плане южный склон Лхоцзе. Фото Сурендра Пай — собственная работа, CC BY-SA 3.0
- Но я знаю, что есть люди, у которых другой подход к альпинизму, - подчеркивает специалист по этике. И приводит в пример Фридриха Ницше, который был любителем гор ("он говорил, что "прекрасно видеть страну из точки выше линии облаков"").

Благородное искусство совершенствования человека

С одной стороны, преодоление альпинистами собственных слабостей, их мужество и решительность вызывают восхищение. С другой стороны, это экстремальное увлечение, где всего одна ошибка, а то и факторы, не зависящие от человека – например, непогода, лавина, неисправное оборудование и т. д. – могут стоить жизни. Вопрос в том, этичен ли альпинизм?

Проф. Яцек Холувка предлагает сформулировать вопрос иначе, более широко (абстрагируясь от альпинизма). А именно: имеем ли мы право жить так, чтобы наш образ жизни разрушал наше будущее, наши профессиональные амбиции и образование, чтобы он опускал нас на нижнюю ступень административной иерархии? - У меня сложилось впечатление, что если человек осторожен и предусмотрителен, опасный образ жизни должен быть допустим. Но важны два аргумента, — говорит ученый.

И упоминает, что, во-первых, смысл жизни каждый выбирает себе свой. И каждый руководствуется правилами, относящимися к его индивидуальному ощущению того, что для него интересно и важно. Во-вторых, на практике ограничение такого рода занятий гос. учреждениями всегда будет неэффективным, потому что не совсем ясно, кто и на каком основании будет их ограничивать. - Таким образом, можно очень легко прийти к неразрешимым парадоксам, когда одним людям позволено что-то делать, потому что они здоровы, другим - нет, потому что у них слишком маленький объём лёгких или они старше определённого возраста и т. д., - говорит проф. Холувка.

Больше смысла в занятиях альпинизмом видит доктор Казимеж Шалата, специалист по этике из Университета кардинала Стефана Вышинского в Варшаве. Он упоминает Тыгоднику TVP, что альпинизм сам по себе является благородным искусством, которое показывает возможности человечества; искусство преодоления трудностей и в то же время совершенствования человеческой природы, как психологической, духовной, так и биологической. - При условии, что альпинисты, - четко подчеркивает он, - имеют чувство ответственности. И не подвергают себя бессмысленной опасности.

Бой тигров лучше всего наблюдать с холма. Китай перед лицом войны России с Украиной

Будет ли создан союз Москвы и Пекина для уничтожения Запада?

узнать больше
Доктор Шалата также подчеркивает, что альпинисты, в конце концов, подвержены всем обычным человеческим искушениям. - Иногда это искушение быть смелым, блистать перед всем миром или желание сделать что-то эффектное, чтобы прославиться. Тогда мы имеем дело с проявлениями эгоизма, когда не считаются с теми, за кого мы несем ответственность, за семью (если мы ее создали), — говорит он.

Мистика гор

Можно также задаться вопросом, как следует оценивать альпинизм, например, через призму христианской морали, которая ведь так много внимания уделяет вопросам защиты и уважения жизни? С этой точки зрения он неуместен?

Священник и профессор Витольд Кавецки, теолог, специалист по этике, медиаэксперт, специалист по теологии культуры (также из Университета кардинала Стефана Вышинского в Варшаве), утверждает, что всё как раз наоборот. - Отношение Церкви к альпинизму положительное. Скалолазание – это большой вызов, школа жизни и характера, борьба с самим собой. Благодаря такому опыту альпинист нередко становится лучше, потому что он испытывает себя. Он стоит перед лицом мистики гор, восхищается красотой природы, которую создал Бог. Кроме того, многие альпинисты очень религиозны и во время восхождения молятся, - говорит он в разговоре с Тыгодником TVP.

- Посмотрите, сколько библейских и евангельских сцен происходило в горах. Возьмём, к примеру, горы Синай и Нево, Кармель, Сион, Гору Блаженств, Ермон, Фавор, Елеонскую гору, Голгофу и многие другие. Так что горы — это пространство, где Бог являл себя и творил чудеса; они вписаны в христианскую духовность, - подчеркивает священник и профессор Витольд Кавецки. А заодно он рекомендует книгу священника Романа Е. Роговского "Мистика гор".

Однако здесь есть условие – есть границы, за которые не следует выходить. И не нужно сразу вспоминать альпинизм, потому что «существует множество дисциплин, безрассудное занятие которыми может привести к потере здоровья и даже жизни».

- Везде, где риск слишком высок и речь идет о игре с человеческой жизнью, вызове самому себе, в нас должна срабатывать пятая заповедь: "Не убий" - потому что мы не должны опрометчиво, без надобности (это очень важное слово) создавать угрожающие ситуации жизни. Иногда бывают неизбежные ситуации, в которых мы рискуем, например, чтобы спасти жизнь другим; тут можно также вспомнить о спасательных мероприятиях в горах, - продолжает священник и профессор Витольд Кавецки - и тогда этическая оценка совсем другая, чем когда кто-то, особенно неопытный и неподготовленный, без надлежащего снаряжения идет в горы и сходит с ума от адреналина или славы. Альпинизм — это нормально, если вы учитываете свой риск и не действуете легкомысленно.
1909 г., экспедиция в Каракорум Луиджи Амедео из Савойи, герцога Абруццо (1876-1933). Фото ДеАгостини / Getty Images
Профессор добавляет, что ему известны случаи, когда альпинисты шли на такой большой риск — зная, чем это грозит, — можно даже сказать, что они искали в горах смерть, и это были почти самоубийственные поступки. - Это могло быть связано с психикой этих людей, не находящихся в ладу ни с миром, ни с самим собой... Мы до конца не знаем их мотивов. Тем не менее, это этически неприемлемые ситуации. И экстремальные, которые, впрочем, иногда случаются, - подчеркивает проф. Кавецки.

Думать о рисках других

Определённый опыт скалолазания есть у проф. Михала Войцеховского, богослова и исследователя Библии из Варминско-Мазурского университета в Ольштыне, который в 1980-х годах, живя несколько лет во Франции, совершал восхождения на Альпы. - Скалолазание как физическое усилие не доставляло мне особого удовлетворения. Больше всего меня пленила красота гор; желание любоваться ими из мест, куда нельзя добраться без альпинизма, - рассказывает он Тыгоднику TVP.

Богослов подчеркивает, что люди вправе сами решать, что делать со своей жизнью. И если они действуют ответственно, не принимают необдуманных решений, то, по его словам, нет причин их останавливать. - В общем, мы рискуем в жизни. Похоже, что при быстрой езде на машине риск больше, чем при осторожном подъеме в горы. Однако необходимо брать на себя ответственность за риски. И думать также о рисках, которые несут другие альпинисты. Тогда это морально приемлемо. Но, к сожалению, с этим бывают проблемы, потому что случается, что слишком суматошные альпинисты, думая о себе, подвергают опасности здоровье и жизнь своих товарищей, - говорит профессор Войцеховский.

Как он поясняет, во время гималайских экспедиций, когда условия тяжелые, а амбиции чрезмерно высоки, когда решения руководителя экспедиции (не всегда справедливые!) и его отношение к участникам вызывают споры — нервы могут сдать. Тогда возникают конфликты, которые могут негативно сказаться на безопасности участников экспедиции.

Примером может служить попытка поляков выиграть К2 зимой 2017/2018, когда в группе сильных личностей возникли конфликты. Кроме того, в конце экспедиции, когда ее руководитель Кшиштоф Велицкий увидел возможность штурма вершины в марте, Денис Урубко - в соответствии со своим иррациональным мнением о том, что зима заканчивается в конце февраля - несмотря на плохие погодные условия, предпринял попытку достичь вершины самостоятельно. Подвергая при этом опасности коллег из экспедиции, ожидавших наготове на случай необходимости проведения спасательной операции.

Жажда успеха

Эпидемия переворотов. Россия вспомнила об Африке

Никто не знает, где находится президент, на улицах протесты, видны российские флаги.

узнать больше
Следя за судьбой альпинистов, можно подумать, что иногда масштабы риска огромны. Также в вышеупомянутую золотую эпоху не было недостатка в гусарской браваде, благодаря которой польские альпинисты преодолели множество сложных горных маршрутов. Вспомним, например, подвиг Кшиштофа Велицкого, который в новогоднюю ночь 1988 года совершил первое зимнее восхождение на Лхоцзе - один и в ортопедическом корсете (за несколько месяцев до этого он сломал позвоночник).

Спустя годы в интервью Польскому радио Велицкий вспоминал об успехах того периода: - Это было не только «размахивание саблей», но и более глубокая потребность войти в историю. Мы просто жаждем успеха, а где в 1970-х или 1980-х можно было добиться успеха? В вашей работе, профессии? Не обязательно, потому что карьера развивалась очень медленно.

В 2021 году, вскоре после того, как зимой непальцы покорили К2, Войцех Куртыка в интервью Газете Выборчей бросил гранату в альпинистскую среду. Он жёстко раскритиковал польский зимний гималайский альпинизм. - Бури, низкие температуры и добродетель терпения в ожидании погодного окна - не суть альпинизма, как и моржевания. Зимний гималайский альпинизм вызывает у меня уважение, но, ради Бога, то, как он был реализован его создателями, загнал нас на 20 лет в спортивную попсу и вверг в этический упадок, - сказал он, критикуя, в частности, выбор классических маршрутов по восьмитысячникам или использование услуг высотных носильщиков.

Куртыка также раскритиковал проект «Короны Гималаев», который сравнил с «Голодными играми». Он не пощадил Ежи Кукучку, обвинив своего трагически погибшего коллегу в том, что он позволил себя втянуть в медийную гонку с Райнхольдом Месснером за звание первого обладателя Короны Гималаев. И в том, что иногда он пользовался плодами работы всей команды, устанавливающей веревочные поручни, разбивающей лагеря, при этом сам не принимал участия в подготовке дороги на вершину ("Юрек въезжал в готовый веревочный парк").

В другом интервью — также для «Газеты Выборчей», от 2014 года — Куртыка заявил, что «отношение Кукучки к риску было для меня неприемлемым. Это была одна из причин, по которой наше партнерство распалось».

Следует отметить, что и достижения Куртыки реализовывались с большим риском. Вспомним, например, восхождение (вместе с Робертом Шауэром) на огромную Светящуюся Стену Гашербрума IV (без вхождения на самую вершину), в альпийском стиле (т.е. быстро, с ограниченным до минимума снаряжением), с которой не было обратной дороги.
Во время одиночного восхождения на южную стену Дхаулагири чех Томаш Хумар не использовал страховки... Фото Боян Брецель / Corbis через Getty Images
- Нет причин запрещать людям идти на риск, если они считают, что это приносит им различную пользу. Например, в виде успеха, приключений или чувства удовлетворения от красоты природы. Великие мореплаватели, вышедшие в море столетия назад, рисковали больше, чем сегодняшние альпинисты, и мы считаем их действия морально оправданными. - даёт оценку проф. Михал Войцеховский.

И добавляет, что в Священном Писании мы находим замечание о том, что человеческая жизнь есть борьба. - Мы боремся с собой, со злом, с природой. Этого нельзя избежать. Конечно, мы не должны подвергаться чрезмерному риску. Но также не следует оставаться дома из-за страха перед опасностями. Мужество является добродетелью как в светской, так и в христианской морали, указывает богослов.

Недостойное зрелище

В интервью для «Газеты Выборчей» в 2014 году Войцех Куртыка также упомянул Томажа Хумара, словенского альпиниста, который во время восхождения на очень опасную южную стену Дхаулагири выходил с прямыми эфирами в Интернет. - В критические моменты [Хумар] публиковал посты каждые несколько минут. Он создавал драматическую ситуацию без выхода. Прям снял фильм ужасов. На этот раз он не сорвался и крови в Интернете не было, - прокомментировал Куртыка, добавив, что "это эпатирование смертью, игра собственной жизнью для создания такого зрелища является неприемлемым".

В альпинистском сообществе Томаш Хумар был известен тем, что шёл на огромные риски. В 2005 году он чудом избежал смерти во время восхождения на стену Рупал на Нанга Парбат в одиночку. Он застрял в пещере, а возврат стал невозможным из-за плохих погодных условий и схода лавин. Через несколько дней измученного альпиниста спасли пакистанские вертолетчики (они бросили Хумару веревку, к которой он себя привязал).

Он прекрасно осознавал масштабы взятого на себя риска. Так или иначе, на альпинистском портале мы читаем, что в одном из интервью перед этой экспедицией Томаш Хумар сказал: «Я решаю попробовать это в одиночку, потому что не хочу терять напарника». К сожалению, четыре года спустя ему не так повезло. Он погиб во время восхождения на Лангтанг Лирунг в Непале. У него осталась жена и двое детей.

Бремя семьи

"Должен ли альпинист/гималаист заводить семью?" - это еще одна тема, обсуждаемая в дискуссиях о гималаизме. Многих наблюдателей возмущает тот факт, что можно оставить семью и отправиться в рискованную горную экспедицию на несколько месяцев. Близкие должны тогда испытывать ужас, ждать на хороших новостей и нервничать. Не говоря уже о случаях, когда доходит до настоящей трагедии.

Черное море идеально подходит для затонувших кораблей

В 20 веке было изобретено множество причудливых методов, чтобы поднять на поверхность затонувшие корабли.

узнать больше
Альпинисты часто не могут отказаться от пристрастия к альпинизму. Сами они иногда признаются, что им присущ эгоизм, эгоцентризм, что они индивидуалисты и непростые люди. Хотя Анна Червинская несколько лет назад в RMF FM рассказала, что некоторые друзья альпинистов в результате трагедии в горах (особенно когда там погиб близкий человек, например, напарник по восхождению) отказались от своих экспедиций или в настоящее время совершают восхождения в более безопасных местах.

Моника Рогозинская, журналист, путешественница и альпинистка, в тексте для газеты «Речь Посполита» - написала в 2009 году, после трагической гибели Петра Моравского (ему было всего 32 года, он сорвался в 20-метровую расщелину ледника под Дхаулагири), выдающегося альпиниста, кандидата химических наук, сотрудника Варшавского технологического университета - поделилась в том числе воспоминаниями об одной из гималайских экспедиций, в которой принимал участие и Петр Моравский. Она так описала момент его возвращения на базу: «Он начал с восторгом рассказывать: «Как там было сказочно! Ты бы видела эти восходы солнца. Ужасно не хотелось спускаться. Как только вылечу пальцы, сразу вернусь в горы, через несколько дней…». Он был счастлив. А я тогда подумала о его жене, о работе, которую он так любил. Я понял, что горы поглотили его безвозвратно. В той поездку он уже больше не был в состоянии восходить в горы. После возвращения в Польшу ему ампутировали палец на ноге».

В другом месте Рогозинская вспоминала: «Он [Петр Моравский] смущенно сказал, что теперь его, вероятно, окончательно уволят из университета из-за очередной поездки в горы. Его жена тоже теряла терпение. Они расходились и сходились. У них было два сына. Петр отказался от экспедиций ради семьи, а потом возвращался в горы».

По словам др. Казимера Шалаты, страсть к альпинизму можно совместить с созданием семьи при соблюдении определенных условий. - Если у альпиниста есть семья, дети, он должен минимизировать риск. Для детей также важно, чтобы папа делал что-то важное, о чем люди могут только мечтать. Так строится авторитет. Но он может рухнуть, если альпинист будет действовать безответственно. Например, если он оставит своего друга в горах или необоснованно подвергнет риску свое здоровье и жизнь - говорит специалист по этике.
Конечно, проф. Яцек Холувка в этом вопросе проявляет меньше симпатии к альпинистам. - Если кто-то холост, не имеет детей, не обязан заботиться о других членах семьи, он имеет право тратить свою жизнь попусту. Трудно запретить кому-то участвовать в автогонках, если он чувствует себя специалистом в этой области, хотя это и опасно. С другой стороны, если кто-то решает, что хочет иметь детей, он должен десять раз подумать, прежде чем делать глупости. И взять на себя ношу, которую будет носить 20, а в нынешних условиях даже 25-30 лет, - говорит проф. Яцек Холувка.

Специалист по этике добавляет: - Поэтому нельзя необдуманно продавать квартиру, водить машину как сумасшедший, пить слишком много водки, общаться с агрессивными и опасными людьми. А также растрачивать свои деньги и здоровье, чтобы удовлетворить свои амбиции или жажду приключений, тем самым оставляя своих детей на попечение случая. Я считаю это неприемлемым.

Угроза: сам человек

Доктор Казимеж Шалата отмечает, что решения альпинистов подобны нашим решениям в повседневных ситуациях, но требуют большей концентрации внимания. - Конечно, при подъеме на горную вершину риск больше, чем при переходе улицы, но в обоих случаях у нас есть всевозможные соблазны: "а может, успею?", "повыделываюсь перед кем-нибудь" и т.д. И мы не думаем о том, что напрасно рискуем жизнью. Всегда есть риск. Дело в том, что с помощью продуманных и ответственных решений мы должны минимизировать этот риск и действовать в рамках разумного, говорит он.

Проф. Михал Войцеховский, в свою очередь, подчеркивает, что хотя в горах нам угрожает природа, наибольшую угрозу представляет сам человек: - это как на дороге; аварии могут случаться и только из-за какой-либо технической неисправности автомобиля, но, как правило, виноваты в них именно водители. Хочу еще раз подчеркнуть: самое главное – это ответственность за себя и за других. Некоторые идут в гору как раз тогда, когда им следует возвращаться назад. Но это касается не только альпинистов. Это относится, например, к туристам, которые едут в Гевонт, когда гремит гром и назревает буря.

- Лукаш Любаньски

TVP ЕЖЕНЕДЕЛЬНИК. Редакторы и авторы


–Перевод Кирилл Захаров
Главное фото: Кадр из фильма Мартина Кэмпбелла «Пределы выдержки» 2000 года (Columbia Pictures). Фото Getty Images
узнать больше
Цивилизация Последний выпуск
Литовцы полюбили Польшу
Выросло поколение без предубеждений, без негативного багажа, смотрящее в будущее. России эта ситуация решительно мешает.
Цивилизация Последний выпуск
Путин начал войну. Кто её закончит?
Кремлевские группировки уже потихоньку ведут борьбу за захват власти после смерти президента.
Цивилизация Последний выпуск
Когда исчезнет пластик?
Он чаще вызывает болезнь Хасимото, рак, бесплодие, ожирение, а также диабет II типа.
Цивилизация Предыдущий выпуск
Почему Финляндия и Швеция отказываются от нейтралитета?
Более 60 процентов шведов и до 76 процентов финнов поддерживают вступление в НАТО.
Цивилизация Предыдущий выпуск
Пропавшая без вести в младенчестве. Найдена через 40 лет
Ее родителей убили, а она пропала в младенчестве.