Цивилизация

Эпидемия переворотов. Россия вспомнила об Африке

Страны, которыми сегодня управляют военные хунты, образуют длинную полосу от западного побережья Африки до Судана на востоке. Около 114 миллионов человек живет сейчас под нестабильным и незаконным правлением путчистов.

Уагадугу, столица Буркина-Фасо. Толпа людей стоит вокруг большого, довольно роскошного автомобиля: кузов изрешечен пулевыми отверстиями, стекла разбиты, на сиденье кровь. Все держат в вытянутых руках смартфоны и делают фотографии.

Это не сцена из триллера, а недавние события в Буркина-Фасо. Военные захватили власть в стране. Никто не знает, где находится президент, на улицах идут протесты, развеваются российские флаги.

Правят путчисты

Государственные перевороты происходят в Африке уже давно, но только за последние полтора произошло шесть – и это лишь в Сахеле. Началось в Мали, затем были Чад, потом снова Мали, Гвинея, Судан и недавно Буркина-Фасо.

В августе 2020 года военные в Мали воспользовались социальным недовольством после парламентских выборов, которые некоторые граждане сочли сфальсифицированными. Затем хунта арестовала президента и заставила его уйти в отставку.

В Чаде, в апреле 2021 года, президент Идрис Деби, находившийся у власти три десятилетия, был убит в ходе боев с повстанцами. После его смерти военные приостановили действие конституции, распустили парламент и назначили сына покойного Деби президентом.

В марте 2021 года провалилась попытка военных захватить власть в Нигере, но в сентябре подобная попытка увенчалась успехом в Гвинее.

Месяц спустя в Судане несколько высших генералов захватили власть в стране, нарушив соглашение о разделении власти между военными и гражданскими лицами, которое должно было привести к первым свободным выборам.

Страны, которыми сегодня управляют военные хунты, образуют длинную полосу от западного побережья Африки до Судана на востоке. Около 114 миллионов человек живет сейчас под нестабильным и незаконным правлением путчистов.

Рост насилия в регионе встревожил власти других стран. В пятницу, 28 января, президент Ганы Нана Акуфо-Аддо заявил, что происходящее на западе континента "угрожает миру, безопасности и стабильности всей Африки". Такого количества переворотов – за полтора года – не было с 1999 года. Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш назвал это "эпидемией переворотов".

Где президент?

Еще один впечатляющий государственный переворот произошел всего несколько дней назад – 23 января этого года в Буркина-Фасо.
Сахель. Автор: Munion - Natural Earth Data --> ArcMap --> Illustrator & Photoshop, CC BY-SA 3.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=42808152
Эта страна, лежащая в глубине Африки, и граничащая с Мали на севере, как и ее сосед, уже много лет испытывает проблемы с радикальными исламистами. С 2015 года в Буркина-Фасо от рук джихадистов погибло не менее 2 000 человек. Имели место похищения, нападения на деревни и запугивания. В 2016 году в столице Буркина-Фасо Уагадугу произошел теракт, в ходе которого террористы захватили 176 заложников. Погибли 34 человека.

На протяжении нескольких месяцев в стране растет недовольство по поводу нападений джихадистов. Люди требуют ответа от Франции, чье присутствие, по их утверждению, нисколько им не помогает (к французской теме мы вернемся позже). 22 января в столице вспыхнули протесты. Люди вышли на улицы и стали требовать, чтобы власти наконец-то разогнали исламистов.

На следующий день, вечером, возле резиденции президента произошла стрельба. Вдалеке послышались многочисленные выстрелы. Утром люди отправились на место происшествия. Они увидели машину, изрешеченную пистолетными пулями. Стекла автомобиля были разбиты, а на пассажирском сиденье было много следов крови.

Позже в тот же день министр обороны Бателеми Симпор объявил, что переворота не было. Однако через несколько часов государственное телевидение мимоходом сообщило, что президент Рош Марк Кристиан Каборе был арестован. Интернет начал давать сбои по всей стране. Было ясно, что произошло что-то серьезное, но никаких новостей не было почти 24 часа.

Роковое увлечение, или почему немцы влюбились в Россию

Hемецкие політики „понимающие Россию”, это лишь верхушка айсберга.

узнать больше
В понедельник, 24 января, на twitter-аккаунте президента появилось сообщение, призывающее сложить оружие: "Наш народ переживает трудные времена. В это время мы должны защищать наши демократические нормы. Я призываю тех, кто взялся за оружие, сложить его в интересах народа".

Однако нет подтверждения, что автором этой записи был Каборе. По данным французского агентства, которое также сообщило об этом 24 января, президент, премьер-министр, министры и другие правительственные чиновники содержатся в военных казармах и не выходят на связь.

Эти сообщения частично подтвердились спустя несколько часов. По государственному телевидению выступили военные и объявили, что президент отстранен от должности, парламент распущен, а действие конституции приостановлено. Переворот был осуществлен Патриотическим движением за охрану и восстановление (ПДОВ), возглавляемым Полем-Анри Сандаого Дамиба. Интересно, что ПДОВ – это организация, о которой никто в Буркина-Фасо раньше не слышал.

Хунта объявила, что в стране вводится комендантский час, а границы страны будут закрыты. Сам Поль-Анри Сандаого Дамиба в телевизионной речи заявил, что он "решил взять на себя ответственность перед историей", и добавил, что переворот произошел "без какого-либо физического насилия в отношении арестованных, и теперь они содержатся в безопасном месте, без посягательств на их достоинство".

Он также объявил, что новые выборы будут назначены в ближайшее время, но через несколько дней (28 января) загадочно заявил, что "Буркина-Фасо вернется к конституционному порядку, когда условия будут благоприятными".
Выступление путчистов на государственном телевидении Буркина-Фасо. Фото: Stringer / Anadolu Agency/Abaca/PAP
Эксперты предупреждают: если мир продолжит пассивно наблюдать за происходящим, за Буркина-Фасо вскоре последуют другие страны. Это произойдет потому, что они борются с теми же проблемами: бедностью, безработицей и, вот уже несколько лет, с радикальным исламом.

Десятки миллионов людей в Западной Африке и Сахеле уже были вынуждены покинуть свои дома, десятки тысяч погибли. В то же время местные полевые командиры ездят на дорогих машинах и отправляют своих детей в иностранные школы. Сахель – это бомба замедленного действия.

Джихадисты используют все местные трения, столкновения и конфликты между центральным правительством, армией и различными регионами. Считается, что исламисты уже появляются в Кот-д'Ивуаре, Гане и Бенине. Следует помнить, что они также контролируют значительную часть северной Нигерии.

Без изменений в Африке

Африканский континент, к сожалению, привык к вооруженным конфликтам, вспыхивающим там время от времени на протяжении десятилетий. Однако то, что происходит в Африке в последние годы, не похоже на то, что наблюдалось ранее – особенно если речь идет о Сахеле и странах Западной Африки.

Все началось в 2011 году, когда на севере Африки начались протесты, названные "арабской весной". Я упоминала об этом несколько недель назад, когда писала о проблемах в Нигерии.

Москва желает уничтожить порты государств Балтии и Rail Baltica. Кто такой Лембергс и какова в этом его роль?

Кремль приступил к осуществлению подготовленного плана.

узнать больше
Следует напомнить: в 2011 году были свергнуты правительства Туниса, Египта и Ливии. Египет и Ливия, в частности, оказались в очень сложной ситуации. Муаммар Каддафи, ранее правивший Ливией, был убит в результате покушения 20 октября 2011 года.

Войска НАТО помогли свергнуть диктатора, а французы, в частности, участвовали в его поисках, когда он бежал из Триполи. В то время казалось, что справедливость восторжествовала. Тиран, правивший Ливией твердой рукой на протяжении десятилетий, был мертв.

Без "правителя", который, не щадя своих врагов, в то же время был способен держать в узде все силы, стремившиеся разжечь в стране мятеж, Ливия погрузилась в хаос. Это открыло дорогу мафиям из Африки и Европы, контрабандистам людьми и торговцам оружием. Через Ливию люди шел путь, по которому люди из центра Африки попадали в Европу.

Радикальные мусульмане, которые начали прибывать с Ближнего Востока, пытались найти последователей в регионе, охваченном насилием. Это было время, когда в Ираке набирало силу Исламское государство, главной целью которого было создание халифата и введение законов шариата на всех территориях, находящихся под его контролем.

Не будет большим преувеличением сказать, что именно тогда Сахель загорелся. Исламские радикалы начали появляться в Сомали, Мали, Нигере, Буркина-Фасо и Нигерии. Они быстро набирали популярность в бедных странах. В июне 2014 года ИГИЛ объявило о создании собственного халифата. Вскоре исламисты в Африке начали стремиться к созданию эмирата, который стал бы "дочерней структурой" Исламского государства.

Только французы понимают

Французы давно предупреждают об угрозе радикального ислама, который находит все большую поддержку в Сахеле и Западной Африке. Эти территории являются бывшими французскими колониями – отсюда и повышенная заинтересованность Парижа в том, чтобы не потерять свою сферу влияния.

Но в то же время кажется, что Франция, пожалуй, единственная, кто понимает проблемы, стоящие перед регионом. Для остального мира это зачастую просто песок и нищета. А между тем угрозы реальны и затрагивают большую часть африканского континента и Европы.

В 2013 году французские военные вмешались в ситуацию Мали в рамках операции "Сервал". Тогда удалось отвоевать северную часть страны у радикальных мусульманских группировок. В следующем году Париж решил расширить свою деятельность на другие страны региона. С Францией вызвалась сотрудничать так называемая Сахельская пятерка – Буркина-Фасо, Чад, Мали, Мавритания и Нигер. В 2014 году была начата операция "Бархан", которая проводится и по сей день.
Aфрика часто ассоциируется только с песком и бедностью. Здесь: уличная торговля в Уагадугу, столице Буркина-Фасо. Фото: ZOHRA BENSEMRA/Reuters/Forum
Однако в последние месяцы отношения между французским командованием и властями различных государств Сахеля становятся все более напряженными. Франция выражает недовольство тем, что ее партнеры перекладывают все бремя борьбы с террористами на плечи французских солдат, в то время как сами они перестали принимать в этой борьбе участие.

В то же время простые жители стран Сахеля все больше недовольны французским присутствием, утверждая, что Франция на самом деле ничем им не помогает, а исламисты по-прежнему представляют огромную угрозу.

Довольно смертей

В такой ситуации президент Франции Эммануэль Макрон объявил о намерении вывести большую часть войск из Африки в первом квартале 2022 года. В то же время он заявил, что французы будут присутствовать там как часть "более крупной международной операции".

Решение Макрона покинуть Африку и растущая напряженность в регионе Сахеля заставляют вспомнить Афганистан, где вскоре после решения президента США Джо Байдена об ускоренном выводе американских войск к власти пришли талибы.

Сравнение, хотя, возможно, немного преувеличенное, кажется вполне логичным. Исламисты, сила которых в Сахеле растет уже несколько месяцев, только и ждут, чтобы захватить районы, которые Франция все еще помогает контролировать.

Однако французы больше не готовы умирать за Африку (в общей сложности 43 французских солдата погибли на Черном континенте с 2014 года), миссия "Бархан" становится все более непопулярной, поэтому она представляет собой растущую проблему для Макрона, который собирается идти на второй срок (президентские выборы запланированы на апрель).

Тем более что ситуация ничуть не улучшается. И хотя министр национальной обороны Франции Флоранс Парли заявила, что "сейчас не время ставить под сомнение заслуги военного участия Парижа в Сахеле", многие эксперты говорят о провале французской операции. "С начала военного участия Франции в регионе ситуация ухудшилась. Прогресса нет", – сказал агентству AFP Джереми Кинан, научный сотрудник Школы восточных и африканских исследований в Лондоне.
Французский солдат патрулирует малийский базар. Фото Pascal Maitre/Panos Pictures/Forum
В последние месяцы Франция действительно выиграла одну битву – дипломатическую. Париж стремился к интернационализации миссии Бархан. И добился этого. В Мали прибыло несколько сотен солдат из Дании, Эстонии, Чехии и Швеции. Правящая хунта в Мали оказала им весьма холодный прием.

Венгрия, Португалия, Норвегия, Румыния и Литва также планировали отправить туда войска в этом году, но теперь их миссии под вопросом. "Нам стало известно, что переходное правительство Мали или генералы, ответственные за переворот, вчера вечером выступили с публичным заявлением, в котором они повторили, что Дании не рады в Мали.

Мы, конечно, не потерпим этого и поэтому решили вывести наши войска домой" – заявил министр иностранных дел Дании Йеппе Кофод в конце января. Решение о выводе войск приняла и Швеция.

Франция достаточно резко отреагировала на это. Министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан раскритиковал хунту как "безответственную", назвал ее "нелегитимным, жаждущим власти режимом" и предупредил, что "Париж сделает выводы".

Отношения между Парижем и Бамако находятся на худшем уровне за последние годы. Когда в мае 2021 года в стране произошел переворот, новые военные власти Мали во главе с Ассими Гоита передали Франции, что ей следует прекратить вмешательство в дела региона и "держать свои колониальные рефлексы при себе".

В настоящее время путчисты де-факто контролируют только 30 процентов территории Мали, остальная же часть страны находится под властью джихадистов. Для нормального функционирования Мали необходима внешняя помощь, но хунта не хочет ее получать. Можно, конечно, понять стремление к суверенитету и обиду на бывшую метрополию, но дело в том, что терроризм – это транснациональная проблема, а не только внутренняя проблема Бамако.

Пока я заканчиваю писать этот текст, власти Мали объявили посла Франции в стране персоной нон грата. Что будет дальше в Сахеле? Все движется в худшем направлении.

Российский игрок

Головоломка в Сахеле постепенно начинает складываться. Обида на Францию и отказ от помощи со стороны стран ЕС совпадают с растущими симпатиями к России, которая уже проникает во все новые страны.

Уже несколько недель ходят слухи, что Мали ведет переговоры с наемниками из ЧВК "группа Вагнера". Частная, потому что на самом деле она контролируется военной разведкой и возглавляется отставным подполковником ГРУ Дмитрием Уткиным. Группа Вагнера уже много лет является неофициальной "вооруженной рукой Москвы". Однако некоторые утверждают, что вагнеровцы уже находятся в Мали.

Бой тигров лучше всего наблюдать с холма. Китай перед лицом войны России с Украиной

Будет ли создан союз Москвы и Пекина для уничтожения Запада?

узнать больше
Переворот в Буркина-Фасо также с самого начала имел пророссийский подтекст. На улицах, где люди выходили с лозунгами в поддержку военной хунты, можно было увидеть российские флаги и голоса, призывающие к сближению с Россией или даже поощряющие прямое участие России в жизни страны. Говорилось также о высылке французов и разрыве связей с Парижем.

Может быть, Россия вспомнила об Африке? Возможно, Москва больше не намерена пассивно наблюдать за китайско-американским соперничеством на Черном континенте. Интерес России к Африке имеет долгую историю, начавшуюся еще во времена холодной войны.

После распада Советского Союза русские на некоторое время оставили Африку. В последние несколько лет они возвращаются и делают это в своем стиле, используя наемников и "военных инструкторов".

За последние два года Россия подтвердила, что намерена построить несколько военных баз: на Мадагаскаре, в Судане, Египте, Эритрее, Мозамбике и Центральноафриканской Республике (ЦАР).

В августе 2018 года Россия и ЦАР заключили соглашение о военном сотрудничестве. Будучи одной из беднейших стран мира, ЦАР в то же время богата сырьем и находится в самом сердце Африки, что делает ее удобной отправной точкой для проникновения в другие страны региона.

Российские войска прибыли в ЦАР в декабре 2020 года – официально по приглашению властей страны. Хотя Россия отрицает, что она направляет войска в Африку, факт остается фактом: там были вагнеровцы.
Житель пригорода Бамако в Мали вывешивает российский и эфиопский флаги на крыше своего дома. Фото Nicolas Remene/Zuma Press/Forum
Отношения между ЦАР и Россией все больше теплеют. Настолько, что в прошлом году Министерство образования объявило, что изучение русского языка может стать обязательным для студентов университета Банги, и он даже может стать "ведущим" языком.

Хотя французский язык является официальным языком в Руанде, в последнее время он становится все менее популярным. Фактически, президент Фостен-Арканж Туадера обвиняет Францию в неофициальной поддержке бывшего президента ЦАР Франсуа Бозизе, а это приводит к восстаниям в стране.

Однако российское военное присутствие приносит страдания простым людям. В мае прошлого года в СМИ появилась информация о преступлениях, совершенных россиянами в ЦАР. По данным французских следователей и группы сотрудников ООН, группа Вагнера занималась грабежами, мародерством, изнасилованиями и убивала мирных жителей.

По официальным данным Кремля, в настоящее время в ЦАР насчитывается 500 военных советников, которые не участвуют в боевых действиях. В действительности там пребывает около 2 000 хорошо подготовленных солдат.

Однако любая попытка докопаться до истины о российском присутствии в Африке заканчивается трагически. В 2018 году три независимых российских журналиста, расследовавших тему финансируемых Кремлем связей в ЦАР, были убиты.

– Анна Щепаньска

– Перевод Денис Куценко/Denys Kutsenko
Главное фото: Российские флаги во время демонстрации в столице Буркина-Фасо после военного переворота. Фото Lambert Ouedraogo/Anadolu Agency via Getty Images
узнать больше
Цивилизация Последний выпуск
Литовцы полюбили Польшу
Выросло поколение без предубеждений, без негативного багажа, смотрящее в будущее. России эта ситуация решительно мешает.
Цивилизация Последний выпуск
Путин начал войну. Кто её закончит?
Кремлевские группировки уже потихоньку ведут борьбу за захват власти после смерти президента.
Цивилизация Последний выпуск
Когда исчезнет пластик?
Он чаще вызывает болезнь Хасимото, рак, бесплодие, ожирение, а также диабет II типа.
Цивилизация Предыдущий выпуск
Почему Финляндия и Швеция отказываются от нейтралитета?
Более 60 процентов шведов и до 76 процентов финнов поддерживают вступление в НАТО.
Цивилизация Предыдущий выпуск
Пропавшая без вести в младенчестве. Найдена через 40 лет
Ее родителей убили, а она пропала в младенчестве.